Ігор Харченко: Атака на Марьинку: Проверка на прочность и недееспособность Запада

FROM.UA, 05.06.2015

Если рассматривать наступление боевиков на Марьинку с политической точки зрения, то для Москвы вполне закономерно и логично держать в напряжении и постоянно проверять боевую готовность украинских войск. А как именно была проведена эта атака – это уже вопрос к качеству российских военных. Как у нас, так и у них есть разные руководители, которые готовят эти операции, поэтому результаты тоже могут отличаться.

Я уверен, что позавчерашнее наступление сепаратистов произошло потому, что они были уверены в успехе, что у них все получится. Все это происходит из-за недооценки боеспособности украинских частей. Мне кажется, что в ближайшее время такие атаки станут постоянными на всей линии фронта, только в разных направлениях. Надо понимать, что на оккупированных территориях постоянно идет боевая подготовка и политическая «накачка» ДНРовцев и ЛНРовцев, а также российских солдат, и очевидно, должен быть какой-то выход, поэтому и идут постоянные бои. Очевидно, россияне рассчитывали, что захватят новые населенные пункты и этой победой увеличат шансы России диктовать свои условия как Украине, так и ЕС, который боится дальнейшей эскалации, и якобы таким образом увеличится капитализация ставки Путина.

 

Вчера в нашем Центре проходило экспертное обсуждение событий украинско-российской войны. В ходе встречи говорилось о том, что сегодня в России очень большой вес набрали военные, а военные очень любят воевать. Генералы, которые сидят в Генштабе в Москве, - они же воют либо на карте, либо на компьютере. В их представлении есть какое-то село или город, и там можно выйти на какое-то оперативное пространство – вот они и отдают приказы, что надо что-то взять. На мой взгляд, может быть еще и такой фактор, что военные в России могут играть в какую-то самостоятельную игру и пытаться увеличить свое влияние в войне между башнями Кремля. Когда-то один мудрый человек очень правильно сказал: «У Кремля много башен, а Путин – это просто одна из башен, на которой самая большая звезда». Так что, возможно, такими наступлениями, военные пытаются усилить свою роль во внутрироссийских раскладах.

Вооруженные силы Украины отреагировали на атаку очень правильно: предупредили ОБСЕ и российскую сторону, произвели «выстрел в воздух». Все согласно уставу. То есть всех предупредили, а потом начали защищаться, потому что это просто полное безумие – давать возможность уничтожить украинских солдат только потому, что у них нет вооружения. Я убежден, что на любую агрессию надо отвечать соответствующим образом, чтобы наперед ни у кого не было желания наращивать эскалацию и расширять конфликт.

Если же говорить о политических последствиях российского демарша, то они не очень ощутимые. Некоторые считают, что после атаки на Марьинку ОБСЕ начало «прозревать», с кем имеет дело. Но мы уже полгода думаем, что ОБСЕ трезвеет, а, на мой взгляд, они просто ищут хоть какую-то возможность каким-то образом замирить Россию. Собственно, этого хочет и Европа. Если честно, то я вообще считаю, что международные институции уже дошли до определенной точки, когда можно говорить об их системном кризисе. Сегодня единственный институт, который еще хоть каким-то образом пробует в этой деградации вернуться к здравому смыслу, - это НАТО. И то, если бы не украинско-российская война, то и Альянс тоже бы деградировал, просто это было бы не так заметно. Но сейчас НАТО пытается провести если не реанимацию, то внутреннее переустройство. Что касается остальных институций, то они показали всю свою недееспособность. Я не ожидаю от них ничего иного, кроме очередного беспокойства и очередного высказывания своего «фэ» стране, которой абсолютно безразличны все эти «фэ» со стороны международного сообщества.

Со стороны России идет проверка – есть ли та грань, за которую нельзя переступать. Они знают, что российская разведка, спецслужбы работают неплохо, они приблизительно представляют положение дел в политических элитах Европы и мира и давят до той черты, пока не появится ощущение, что все, стоп – дальше уже нельзя это делать, потому что можно уже наконец нарваться на какой-то адекватный ответ.

Да, Запад может ввести очередные санкции против РФ. Но для того, чтобы перейти к реальному мирному обсуждению, нужно просто усилить ВСУ. Без этого все остальное – просто болтовня. Если наши военные смогут нанести врагу такой удар, что его потери будут не совместимы с дальнейшим наступлением, то для России станет чрезвычайно дорого наступать в Украине. То есть цена должна быть очень высокой, а для этого у нашей страны должны быть такие Вооруженные силы, которые вынудят Россию заплатить высокую цену. У нас нет достаточно мощного вооружения, но у нас есть хорошо подготовленные люди, которые могут быстро научиться воевать любым оружием – высокоточным и сложным с технической стороны. У нас достаточно специалистов, которые смогут это все довольно быстро освоить.

И здесь возникает другая проблема – у некоторых стран нет политической воли предоставить нам вооружение. Некоторые западные эксперты не на камеру говорят, что Украина должна официально попросить такое оружие. Для того, чтобы сказать, что нам его не дают, власти должны, прежде всего, официально его попросить. Я не знаю, просили официально или нет, поэтому мне тяжело об этом говорить. Но из того, что есть, можно говорить о том, что представители западных элит также не горят желанием давать Украине оружие. Переданное западными союзниками обмундирование для солда, – это хорошо, но надо понимать, что в этой войне сегодня не принимает участия авиация. Что может сдерживать россиян, например, завтра применить авиацию? Я не вижу никаких причин, что бы их удержало от такого шага, кроме того, что у нас должна быть специальная система ПВО, которая может сбить все их самолеты. Никакие международные санкции, никакая обеспокоенность Совбеза ООН или ОБСЕ не сдержат Россию в ее желании применить авиацию, кроме наличия в Украине соответствующей системы ПВО.

Сейчас это является «лакмусовой бумажкой». Если представить, что завтра Совет безопасности ООН захочет принять резолюцию по России, один из его членов применит право вето и заблокирует это решение. Это говорит о том, что самый главный инструмент регулирования межгосударственной жизни – ООН и ее Совет Безопасности, - просто недееспособны. И эта недееспособность для многих уже очевидна.

Я и мои коллеги считаем, что пора думать о формате ООН 2.0 и 3.0. С учетом Лиги Наций, это уже будет некая третья межгосударственная институция или какая-то межнациональная институция. Надо учитывать интересы межгосударственных наций, интересы каких-то крупных общественных организаций, транснациональных корпораций и так далее. Надо искать некий формат, в котором те страны, которые могут блокировать все что угодно, не должны иметь права голоса. Право вето в Совбезе ООН способствует не решению военных конфликтов, а наоборот – их обострению и продолжению. И это вызов для всего международного сообщества – каким образом выйти из создавшегося тупика. Про ОБСЕ я уже не говорю. На мой взгляд, это вообще недееспособная организация.

Бюлетень Пліч-о-пліч